Вот и решился я сделать новую тату. Выбор был очевиден. Я завел себе собаку еще учась в школе. Мне тогда было 17 лет. Взяли мы маленькую Филу Бразельеро в августе месяце. С первых же дней я был просто в восторге от него и любил всем сердцем. Конечно мой любимый малыш, как и все щенки куралесил.

Наверно лет до 5, он был очень злым. В самом расцвете сил, он весил примерно 90 кг и был ростом 170 см (если встанет на задние лапы). Ко мне просто подойти не могли и спросить сколько время, он был агрессивно настроен, начинал сразу лаять и мог запросто пол руки откусить. Но после 5 лет, Дик остепенился и повзрослел. Последние годы был самым добрым псом на свете, за что получал «ништяки». Мы друг друга очень любили, и были по-настоящему лучшими друзьями.

Даже Лера (в то время была моей девушкой) нашла с ним общий язык с первого дня. Когда я лег в больницу на 5 дней, после 4 дней нашего с ней знакомства. Вся ответственность за Диком легла на ее плечи. 2 октября я понял на сколько у нас убогая медицины и не квалифицированные доктора.

Ночью 2 октября, примерно в 2 часа ночи у Дика начал раздуваться живот до огромных размеров. Я в панике начал быстро искать в и-нете что это такое может быть. Оказалось это склонность больших пород к заворотку кишек. Желудок каким-то образом может развернуться и не функционировать. Писали что операция очень легкая, всего 1 час (разрезают живот, разворачивают желудок и зашивают обратно). В 4 часа утра мы с моим другом отвезли его в клинику. Ему отказались делать операцию, аргументируя тем, что это крайняя мера. Поставили всего лишь зонд (откачали из желудка весь шлак). Сказали что все хорошо прошло. Мы отвезли его домой, и через 15 минут у него снова раздулся живот до огромных размеров и он скончался.

Я частенько хожу его навещать. Это был мой самый лучший друг, которого никто и никогда не заменит.